Реклама

Февраль 2015

Вам нужна только любимая работа?

Получив на одной из последних встреч ответ, что собеседнице сетевой маркетинг, задумался. Действительно, то, чем мы занимаемся, обязательно нужно любить? Нужно ли нам искать только тот род занятий, который должен нравиться? Нужно ли нам стремиться найти занятие поинтересней, чем то, которым мы занимаеся?

Мои раздумья меня озадачили. Не знаю, согласитесь ли вы с этим или нет, но я пришел к выводу, что любить работу — это в принципе неправильно.

Я плохой православный, но Библию периодически читаю. В ней я нашел слова о том, что работа — это наказание. Изгоняя Адама из рая, Бог сказал ему ему «… Ты будешь тяжко трудиться до самой смерти, в поте лица добывая себе пропитание…» (Библия. Современный перевод, Бытие 3:17)

И так было всегда и везде.

Лично я, заканчивая в 1975 году школу, выбирал свою будущую работу не по критерию «нравится — не нравится», а по критерию «больше денег — меньше денег». Выбирая между Горным институтом, где учились мои родители — горняки, и высшим военным авиационным училищем штурманов, я выбрал второе. О своей будущей профессии я не знал абсолютно ничего. Но тот факт, что зарплата начинающего инженера в то время была 120 рублей, а жалованье офицера по боевому управлению авиацией — 250 рублей, сыграл определяющую роль. Я считал, что настоящий мужчина должен кормить семью, а доход в два раза больший должен был обеспечить это лучше, когда семья у меня появится.  И я выбрал не ту работу, которая мне должна была нравиться, не ту, овладеть которой мне предлагали родители, а ту, которая могла, на взгляд 17-летнего пацана, полнее удовлетворять его нужды.

Переносить тяготы и лишения военной службы оказалось не так трудно. Хотя часто нужно было мириться и терпеть. Особенно тяжело было терпеть, когда личные интересы уступали служебным. Когда, например, вместо празднования Нового года или дня рождения в кругу близких и друзей, нужно было нести боевое дежурство в узком кругу дежурной смены. Надо было терпеть. Просто терпеть и настойчиво, честно, упрямо и неутомимо зарабатывать свой хлеб. Из-за службы и постоянных переездов (а за 31 год военной службы я поменял 10 мест) приходилось часто жить вдали от своей семьи. Своего сына впервые я увидел только во время своего отпуска, в это время ему было полтора месяца. Через месяц пришлось уехать на место службы, в Западную группу войс. И сын опять появился в моей жизни, когда ему было уже больше восьми месяцев.

Работа офицера боевого управления мне, в конце концов, понравилась, особенно, когда нужно было управлять полетами самолетов. Все было классно, но перейдя рубеж тридцати лет, оказалось, что если ничего не менять, то придется заканчивать службу капитаном. Чтобы зарабатывать больше, нужно было что-то менять, менять профессию. Или любимая теперь работа или что-то другое. А это была штабная работа. Интересную, захватывающую, настоящую работу, порой заставляющую организм выбрасывать море адреналина, пришлось менять на нудную, скучную, неинтересную бумажную работу. Чтобы расти дальше пришлось поступать в Военно-воздушную академию. Причем посчастливилось поступить в свой последний возможный по возрасту год и на факультет заочного обучения.

Пришлось четыре года работать и учиться. Приезжать из далекой Амурской области в подмосковное Монино и во время своего отпуска доделывать контрольные, которые не мог сделать в полку из-за отстуствия необходимой литературы и из-за огромного количества времени, которое нужно было уделять службе.

Но я терпел, настойчиво и упорно продолжал служить, перемещаться по службе из полка в дивизию, из дивизии в армию ВВС и ПВО. Из Дальневосточной армии ВВС и ПВО в Уральскую армию ВВС и ПВО. Закончил службу в Екатеринбурге, городе, где родился.  Жизнь удалась?

Увы. Оглядываясь назад, остро понимаю, что служба была лишь частью жизни. А служба в Екатеринбурге была большей частью жизни. В одну из рекордных недель, при 40-часовой рабочей неделе, переработка составила 64 часа, а в неделе всего 168 часов. Больше печалило, не то, что за выходной я зачастую считал возможность  поспать 8 часов, а то, что за пределами службы, как-то в одиночку рос сын подросток. Я, конечно, благодарен ему, за то, что он это как-то пережил, но благодарен ли он мне, за то, что меня не было рядом, когда ему это нужно было.

Получилось так, чтобы получить от государства квартиру, чтобы не проштрафиться и не лишиться премий, я портил свою жизнь и жизнь сына. Когда меня уволили в запас по достижении предельного возраста пребывания военной службы, я почувствовал важность времени, которое можно уделить своим близким. Пришлось четыре года ухаживать за угасающими родителями. И я благодарен судьбе, что последние годы, месяцы, дни, я мог быть с ними. И благодарен сыну, который помогал мне в этом.

Когда отец, а через три с половиной года и мать, оставили этот мир, я хотел найти такую работу, которая могла бы дать доход, который мне нужен, чтобы жить так, как мне хочется, и чтобы оставалось время на различные житейские радости. Такой возможностью оказался домашний бизнес — сетевой маркетинг. Как и предыдущие мои профессии, поначалу он мне не нравился. Не нравились отказы, не нравились продажи, не нравилось отношение к моему новому занятию родственников, друзей и знакомых, не нравились неудачи. Но опять произошло удивительное. Со временем все, что связано с этим бизнесом, мне стало нравиться. Сейчас я рад, что судьба мне преподнесла такой подарок.

Теперь, проводя встречи, я стремлюсь, чтобы люди, как и я когда-то, задумались, что работа это еще и часть их жизни. Если это формальные восемь часов, то треть. Но в большинстве профессий, способных прокормить, часто приходится работать гораздо больше.

Как свободный человек, каждый имеет право выбирать, какую часть своей жизни портить.

Можно поставить крест на удовольствиях, которые способен принести рабочий день, но получить возможность жить хорошо за пределами работы.

А можно найти приятную работу с небольшой зарплатой и портить не рабочий день, а остальную часть своей жизни и жизни близких. То есть пить и есть не то, что хотелось бы. Отдыхать не там, где мечтали. Ездить в старой машине, садиться за устаревший морально и физически домашний компьютер, смотреть старый телевизор и доказывать, что старые потертые джинсы — любимая одежда.

Выбор любимой или нелюбиой работы — это дело вкуса. Просто дело вкуса. И не более. И вы, мои дорогие читатели, как действительно свободные люди имеете право выбирать, какая часть вашей жизни должна быть сладкой, а какая — горькой.

Какую часть своей жизни портить я выбрал. А что предпочитаете портить Вы?

P.S. А любая работа мне, в конце концов, начинала нравиться, когда я в ней со временем начинал становиться профессиональней.

P.P.S. Когда статья была опубликована, в одном из телеинтревью услышал от Владимира Жириновского такую фразу: «Любимую работу так же трудно найти, как и любимую женщину».

Приветствую Вас!

IMG_6071-2

Книга в подарок

Трамп и Кийосаки - Почему мы хотим, чтобы вы были богаты

Введите данные